Президент «Рив Гош» — о косметическом ретейле в период санкций

Президент «Рив Гош» — о косметическом ретейле в период санкций

Фото: пресс-служба

Президент «Рив Гош» Эдгар Шабанов в интервью рассказал о вызовах, с которыми парфюмерно-косметическая сеть столкнулась в условиях изменившегося геополитического контекста, а также поделился бизнес-стратегией на будущее

Сеть магазинов парфюмерии и косметики «Рив Гош» — одна из крупнейших федеральных сетей премиального сегмента в индустрии красоты, существующая на рынке с 1995 года. Название переводится с французского языка как «Левый берег» — это известный модный квартал в Париже, где всегда собиралась столичная богема и высшее общество. «Рив Гош» сегодня — это 250 магазинов по всей России, более 600 ведущих мировых бьюти-брендов в ассортименте. Компания знаменита и своим впечатляющим портфелем эксклюзивных нишевых брендов, в числе которых Tiziana Terenzi, Nasomatto, The Different Company, Jusbox Perfumes, Les Bains Guerbois, Molinard, Les Eaux Primordiales, DiVina Bellezza, DiVinna Terra и многие другие, а также такими дистрибьюторскими марками, как By Terry, EviDenS de Beauté, Revive, MBR, La Colline. Активно идет и развитие локального производства, на котором выпускаются бренды под собственными торговыми марками: Eva Mosaic, Five Elements, Maori, Gourmandise, Pruv:me.

С ноября 2020 года позицию президента группы компаний «Рив Гош» занимает Эдгар Шабанов — топ-менеджер, известный редкой способностью преображать любой бизнес, за который берется. Шабанов окончил МВА в Университете Южной Каролины и успешно работает в международных и российских компаниях вот уже более 30 лет. После начала корпоративной карьеры в The Coca Cola Company на разных должностях последние 15 лет Эдгар Шабанов активно вовлечен в парфюмерно-косметический бизнес. С 2005 по 2011 год он занимал позицию Chief Financial Officer российского подразделения LVMH в компании «Селдико», а с 2011 года возглавлял Clarins Group в России: под его руководством бренд Clarins увеличил продажи более чем в десять раз, став лидером рынка в сегменте ухода и декоративной косметики.

В беседе с «РБК Стиль» Эдгар Шабанов подробно объяснил, какие слагаемые формируют понятие премиальности в бьюти-ретейле, зачем в магазине косметики нужен шампань-бар, как говорить на одном языке с потребителем и какая бизнес-стратегия позволила ему всего за полтора года закрепить за «Рив Гош» статус одного из лидеров среди парфюмерно-косметических сетей класса люкс.

Вас пригласили возглавить сеть «Рив Гош» в непростом 2020 году. Подразумевало ли это назначение необходимость проявить себя в первую очередь антикризисным менеджером, который помог бы ликвидировать негативные экономические последствия пандемии?

Пригласили ли меня как антикризисного менеджера — вопрос, который нужно адресовать акционерам. Но можно сказать с уверенностью, что на тот момент уже более трех лет в «Рив Гош» наблюдалась определенная стагнация. Когда я пришел в компанию, прошло шесть-семь месяцев с начала пандемии и определенные меры уже были приняты: за счет сокращения расходов по итогам года убыток получился минимальным. А вот трехлетний застой расстраивал акционеров куда больше: продажи не росли, а прибыль только падала. Поэтому передо мной поставили первостепенную задачу вдохнуть в «Рив Гош» новую жизнь и вернуть сотрудникам и клиентам веру в то, что это сильный ретейлер.

Достигнуть поставленных целей мне во многом помог опыт, полученный на предыдущих местах работы. Например, в The Coca-Cola Company я ездил к боттлерам, чьи предприятия по розливу напитков располагались в разных странах, и должен был разрабатывать бизнес-процедуры, которые позволили бы успешно инкорпорировать их в глобальную корпоративную структуру. В 2005 году я перешел в компанию «Селдико», которая занималась дистрибуцией парфюмерно-косметической продукции: французский холдинг LVMH приобрел ее как свое 100%-ное дочернее предприятие как раз в это время. Там я должен был отладить внутренние процессы таким образом, чтобы российский филиал «Селдико» можно было встроить в международную систему огромной транснациональной компании — производителя предметов роскоши. Этим я и занимался шесть лет на посту CFO.

Затем в 2011 году я перешел в Clarins — и вот там был действительно антикризисный менеджмент. Потребители отлично воспринимали средства для тела от Clarins, но категорически не понимали продукты для макияжа. Стало трудно договариваться с ретейлерами. Как следствие, Clarins стремительно теряла долю рынка, и многие ретейлеры хотели отказаться от макияжа Clarins из-за низких продаж и отсутствия интереса со стороны покупателей. Когда я пришел в компанию, там, по сути, не было ни одного директора направления, а также настоящих управленцев. Поэтому да, это была история про возрождение бренда на российском рынке практически с нуля: создание команды, налаживание отношений с ретейлерами по принципу win-win, формирование нового восприятия бренда у российского потребителя. У нас все отлично получилось, и уже в 2013–2014 годах Clarins стала номером один сначала в сегменте ухода, а несколько лет спустя — и в макияже. Эти позиции марка до сих пор удерживает в тех парфюмерно-косметических сетях, где она представлена.

Как вам удалось добиться этого «квантового скачка»?

На мой взгляд, большую роль сыграло решение сделать акцент на консультациях для покупателей. Кстати, на Clarins по сей день работает наибольшее количество брендовых консультантов — в сети «Рив Гош» в том числе. В тот непростой момент именно это помогло нам нейтрализовать огромный гэп в продажах средств макияжа между Clarins и такими мастодонтами мейкап-рынка, как Dior, Chanel, Givenchy, Lancôme, Guerlain, Yves Saint Laurent.

У вас колоссальный опыт работы именно в международных компаниях. Помог ли он привнести новое дыхание в русский бизнес?

Да, безусловно. Большая часть моей карьеры действительно связана с зарубежными организациями. Исключением стал период с 2002 по 2005 год, когда я пошел работать к Рустаму Тарико в его холдинг «Русский стандарт», а потом еще два года проработал у Бориса Йордана в финансовой сфере. Все остальное время моя карьера была связана с международными брендами. Кроме того, основное образование я получил в Америке, и западная модель ведения бизнеса не могла на меня не повлиять. Однако несмотря на то что «Рив Гош» — это российская парфюмерно-косметическая сеть, будучи ретейлером, она очень плотно завязана на международных бизнес-процессах. Когда ты продаешь западные бренды класса люкс, ты должен так или иначе считаться с корпоративной культурой и гайдлайнами, которыми руководствуются твои зарубежные партнеры.

Как объяснить потребителю, которому по большому счету все равно, где купить любимый крем или помаду, что нужно идти именно в «Рив Гош»? Каковы ваши конкурентные преимущества по сравнению с другими сетями?

На самом деле весь парфюмерно-косметический ретейл имеет очень много общего, потому что в массе своей торгует одними и теми же брендами. Поэтому завоевывать внимание и любовь потребителя можно только какими-то особыми фишками — например, эксклюзивными марками. И конечно, нужно четко понимать, кто твоя целевая аудитория, и с учетом этого формировать ассортимент. За полтора года с момента моего прихода в компанию мы тщательно проанализировали основных конкурентов. Есть «Золотое яблоко», которое четко работает на молодежную аудиторию. Есть «Л'Этуаль», который тоже все активнее пытается идти к молодым. Sephora — сеть, привносящая на российский рынок западные тренды в парфюмерии и косметике. В первую очередь это макияжно-ориентированный ретейлер преимущественно для молодой аудитории. Я рассудил так: зачем нам заходить на ту же самую территорию? Вместо этого имеет смысл попробовать отстроиться от конкурентов, чтобы потребитель смог почувствовать разницу. После всех исследований мы поняли, что не до конца освоенной осталась ниша состоятельной аудитории в возрасте 35–55 лет. Именно на этой группе потребителей мы и решили сконцентрироваться. На сегодняшний день «Рив Гош» — это премиальная сеть. Естественно, молодежь нам также важна и нужна. Мы специально сейчас пересматриваем нашу коммуникационную стратегию, чтобы разработать дифференцированный подход к взаимодействию как с более молодым потребителем, так и с той аудиторией, которую мы считаем целевой для сети.

Что помогло вам завоевать доверие и лояльность разборчивой платежеспособной аудитории, на которую вы ориентируетесь?

Это сочетание разных факторов. Прежде всего мы выбрали амбассадора сети — певицу и актрису Кристину Орбакайте. На наш взгляд, ее образ идеально передает клиентам ощущение, что «Рив Гош» — это про благородную красоту и премиальность в каждой детали. Также мы привлекли агентство, которое разработало для нас новые стандарты сервиса: люди, которые готовы платить больше, покупая люксовые бренды, обоснованно требуют более внимательного отношения к себе. В рамках этой инициативы в прошлом году мы провели конференцию для всего персонала: продавцов-консультантов, управляющих магазинами, территориальных менеджеров. Собрали примерно 800 человек со всех торговых точек и подробно разобрали ключевые тренды парфюмерно-косметической индустрии, главным из которых стал тренд на высокий уровень обслуживания.

Какие нововведения в работе сети были внедрены именно с вашим приходом?

Как я уже сказал, мы стали более премиальными — к чему и стремились изначально. Это стало логичным результатом смены позиционирования, изменений рынка, экономической ситуации, появления маркетплейсов и наших действий по привлечению более платежеспособной «взрослой» аудитории. В то же время мы несколько просели в продажах марок сегмента массмаркет. Но, признаться, это был умышленный шаг, который позволил нам стать более ориентированными на люксовый сегмент парфюмерии и косметики. За последний год доля люкса в продажах у нас увеличилась примерно на 5–6 пунктов, а средний чек по сравнению с 2019 годом вырос на 40%.

У многих крупных компаний есть корпоративные ценности. Есть ли они у «Рив Гош»?

Да, у нас их шесть. Первая — это профессионализм. Далее клиентоориентированность — люксовое позиционирование требует умения предвосхищать желания покупателя. Затем командная работа: все решения мы стараемся принимать коллегиально. Четвертая ценность — вовлеченность. Пятая — готовность к изменениям. Если мы говорим про нынешний кризисный период, сейчас эта ценность реализуется в стремлении адаптировать ассортимент с учетом новых обстоятельств. Наша основная стратегия в условиях импортозамещения — это фокус на создание собственных торговых марок и поиск новых брендов с акцентом на рынки Юго-Восточной Азии. Эта же ценность применима и к персоналу. Если ты только создаешь сеть, ты набираешь людей под открытие новых магазинов: это более простой способ сформировать корпоративный менталитет «с нуля». У нас же многие сотрудники работают в компании по 20–25 лет. А значит, нам нужно донести до людей, привыкших к устоявшейся парадигме многолетней давности, что сегодня как никогда важно быть гибкими и расширять кругозор, с открытым взглядом подходить к изменениям. Наконец, последняя, шестая, ценность — это результативность: самый важный пункт в моей управленческой деятельности.

К слову, об управлении. Какой вы руководитель?

Для меня главное — результат. Соответственно, чтобы его достичь, нужно дать людям, которые с тобой работают, максимально возможную свободу в реализации идей: это их обычно мотивирует. Естественно, для того чтобы менеджер смог взять на себя ответственность за свободу в принятии решений, он должен быть профессионалом своего дела. В ином случае придется его постоянно контролировать и говорить ему, что делать. Я хочу быть в курсе основных моментов и мыслить широкими категориями, а не тратить время на частности и мелкие детали. Поэтому предпочитаю делегировать и давать сотрудникам свободу действий, особенно, если сотрудник приносит ожидаемый результат. Как правило, люди это сразу понимают, и у нас нет проблем в коммуникации. В Clarins у меня также была очень устойчивая команда. Никто не уходил с формулировкой, что со мной невозможно работать. Если люди и покидали компанию, то по другим причинам. Также мне всегда импонирует, когда сотрудники могут меня чему-то научить. Я никогда не боялся учиться и испытываю искренний интерес, когда люди делятся со мной знаниями. Образование — это основа развития.

Как вы оцениваете нынешнее состояние бьюти-рынка с учетом сложившейся геополитической ситуации? Каких управленческих решений от вас потребовали новые экономические реалии, которые затронули, в том числе, индустрию красоты?

Любой кризис я расцениваю как возможность для развития. Если мы будем зацикливаться на прошлом, постоянно ностальгируя, как все было хорошо и стабильно, ситуация все равно не поменяется сама собой. Поэтому к ней нужно приспособиться. Конечно, мы очень надеемся, что компании, которые либо приостановили отгрузку, либо заявили о своем уходе с российского рынка, рано или поздно найдут способ вернуться. Но мы всегда должны иметь наготове план Б на случай, если этого не произойдет.

Основной комплекс антикризисных мер направлен на оптимизацию нашей ассортиментной матрицы. Это проявляется в двух направлениях: расширении географии представленных в сети бьюти-брендов и разработке собственных торговых марок (СТМ). Если говорить про новые рынки, для того чтобы люди заплатили 8-10 тысяч рублей за крем, это должен быть более или менее устоявшийся бренд. Сейчас мы активно отсматриваем косметические марки из Индии, Китая, Кореи, Турции, ОАЭ, которые еще не продаются в России, но представлены на европейском и американском рынках.

Надо отдавать себе отчет, что заменить в среднем чеке Chanel, Dior и другие люксовые бренды с точки зрения частоты покупки одним-двумя альтернативными брендами довольно сложно. Поэтому у нас есть потребность привлечь клиентов, которые эти самые покупки совершали бы гораздо чаще. При этом мы можем даже не иметь тот уровень продаж, который был раньше, но мы должны как минимум сохранить, а лучше увеличить доходность. И тут как раз на помощь приходят собственные торговые марки.

Мы всегда должны иметь наготове план Б.

Какие преимущества дает расширение портфеля собственных торговых марок?

В нашем пятилетнем плане стояла задача удвоить долю собственных торговых марок. Сейчас же эта задача стоит уже в годовом-двухгодовом горизонте. Говоря про расширение этого сегмента, я имею в виду либо добавление новых категорий в уже существующие марки, — как в случае с успешно продаваемым мейкап-брендом Eva Mosaic, либо создание совершенно новых торговых марок. Второй сценарий, безусловно, более трудоемкий и сложный, поскольку требует разработки концепции и регистрации имени, которое должно быть привлекательным и не задействованным в названиях компаний-конкурентов. Наш отдел категорийного менеджмента как раз анализирует, в какой нише не хватает того или иного товара. На сегодняшний день у нас уже есть 12 весьма успешных СТМ. Все они преимущественно принадлежат к категории mass to masstige — еще не люкс, но уже не масс-маркет.

Продолжая разговор про расширение ассортимента СТМ: как обстоят дела с сырьем, которое необходимо для производства локальных косметических средств?

Однозначно стоит отметить, что здесь все не так просто, как хотелось бы. Но есть разные способы решения этой проблемы: мы либо привозим из-за рубежа уже готовую продукцию, упакованную по нашему техническому заданию, либо заказываем какие-то полуфабрикаты и отдаем их на доработку здесь, в России, либо обходимся собственными производственными мощностями. Все очень индивидуально в каждом конкретном случае. И да, сейчас мы находимся в поисках новых перспективных и надежных поставщиков сырья.

Что в вашей работе изменилось с момента внедрения экономических санкций против России?

Многие популярные бьюти-бренды приостановили отгрузку: кто-то — с локальных складов, кто-то — на уровне штаб-квартир в той же Франции. При этом даже если бренды продолжают торговлю, ассортимент на локальных складах с каждым днем становится все более размытым и скудным. Также меняется ситуация с логистическими цепочками. Поставки наших эксклюзивных нишевых марок и марок прямого импорта пока продолжаются в прежнем режиме: мы собственными силами везем их из Европы. Если же мы будем, например, дополнительно брать что-то из Азии, нам придется прокладывать новые сложносочиненные маршруты, из-за чего логистика неизбежно подорожает. Этому также способствует ощутимое повышение цен на бензин в странах Европы.

Что сегодня происходит со стоимостью косметической продукции, представленной в «Рив Гош»?

Мы частично повысили цены. Впервые потребитель мог заметить это, когда курсы доллара и евро взлетели до 120–140 руб. После того, как курс вернулся к исходной точке, а потом и просел до уровня 2015 года, многие нас спрашивали: «Почему вы не снижаете цены?» Этому есть объяснение. В первую очередь, потому что наше предложение на сегодняшний день лимитировано. А когда предложение лимитировано, а спрос есть, это всегда приводит к росту цен. Если мы сейчас снизим цены в соответствии с текущим курсом, у нас молниеносно раскупят все, что есть, и мы останемся с пустыми полками. Продавать будет просто нечего. Таким образом, мы отчасти «растягиваем удовольствие» для тех людей, которые готовы покупать товары по новым ценам. Их, конечно, меньше, чем раньше, потому что цены выросли, а покупательская способность снизилась. Кроме того, если в ближайшие несколько месяцев ничего не поменяется, в скором будущем те бренды, которые остались на российском рынке, в любом случае еще подорожают, потому что при их производстве используются газ и нефть — а значит, себестоимость товара увеличится. Ничего не поделать: это наша новая реальность с точки зрения ценообразования.

На сколько хватит запасов вашего стока?

Это сложный вопрос. Мы перераспределяем товар внутри сети, чтобы максимально разумно распорядиться оставшимися запасами. Если говорить про бренды, которые приостановили отгрузку, мы выводим их из магазинов с низкими продажами (они преимущественно сосредоточены в регионах) в пользу магазинов с большой площадью и высокими продажами. При этом освободившееся полочное пространство в региональных магазинах заменяем новыми западными и российскими брендами или собственными торговыми марками. Если мы говорим о таких крупных магазинах, как наш флагман в универмаге «Цветной», здесь товара и ассортимента хватит надолго. Надо отметить, что большинство бьюти-брендов активно работают со своими западными штаб-квартирами, чтобы возобновить отгрузки по новым схемам. Мы также планируем поездку в Париж, чтобы встретиться с ключевыми игроками бьюти-рынка: узнать их планы и поделиться своими. Формально премиальная косметика не попадает под запрет Евросоюза в рамках четвертого пакета санкций относительно поставок в Россию предметов роскоши на сумму более €300. То, что мы продаем, стоит либо меньше, либо не превышает этой суммы.

Есть ли уже новые подписанные договоры с брендами из других стран, которые заменят марки, временно или окончательно покинувшие российский рынок?

Это длительный и непростой процесс. Пока отсматриваем варианты из Китая, Индии, Турции, Кореи, стран Ближнего Востока. Перед подписанием договоров нам необходимо не только получить и утвердить прайс-лист, но и убедиться, что сами средства будут интересны нашему потребителю: протестировать составы, текстуру, ароматы, качество… Опять же немало времени уходит на процесс сертификации. Самое быстрое, что мы сейчас можем сделать с точки зрения предотвращения опустошения полочного пространства, это либо вводить в сеть отечественные бренды (мы уже ощутимо расширили за счет них наш ассортимент — и будем продолжать это делать), либо найти российских дистрибьюторов с уже наработанными зарубежными связями. По факту мы осваиваем оба эти направления: уже поставили в сеть как новые российские, так и западные марки и со многими из них продолжаем вести переговоры. В первую очередь мы ставим новые бренды во флагманский магазин «Рив Гош» в универмаге «Цветной», а также вводим их в ассортимент нашего собственного интернет-магазина.

Какие каналы коммуникации с точки зрения продвижения сейчас используете?

Недавно мы сделали внеплановую телевизионную кампанию: «телевизор» однозначно остался, и для нас это важный канал коммуникации. На фоне блокировки известных соцсетей, тем не менее, остались отечественные перспективные площадки: «ВКонтакте», Telegram. Стоит отметить, что во «ВКонтакте» у нас очень хорошая вовлеченная группа — одна из лучших в парфюмерно-косметической индустрии уже на протяжении многих лет. Также остается наружная реклама. Безусловно, возлагаем большие надежды на диджитал-контент: от его качества во многом зависит успех продвижения сети в интернет-пространстве. Для цифровой трансформации и развития диджитал-направления у нас в компании теперь создано отдельное подразделение, которое возглавляет профессиональный топ-менеджер.

Как за последние месяцы изменилась покупательская способность? Какие перемены отмечаете в поведении клиентов?

Мы зафиксировали падение трафика в магазинах в апреле и мае. Это обусловлено тем, что люди очень много купили впрок в марте. Безусловно, покупательская способность в целом снизилась: это проблемный момент. Главная причина — рост цен. Свою роль играет и нарастающая безработица в сегменте среднего класса. Это во многом связано с заявленным уходом колоссального количества западных компаний-работодателей с российского рынка. Понимая все это, мы деликатно предлагаем клиентам более демократичные товары, которые намеренно ввели в ассортимент. Безусловно, если средний класс окажется без работы, это очень сильно ударит по нашему премиальному позиционированию. Есть некая неопределенность в этом смысле. Необходимость представлять больше бюджетных товаров поможет сохранить нужную частоту покупок, однако может уронить средний чек. Будем думать, как сохранять прибыльность: либо за счет новых товаров прямого импорта более высокого ценового сегмента, либо за счет собственных торговых марок.

Как нынешняя ситуация отразилась на взаимодействии с вашими эксклюзивными марками?

К счастью, практически никак, потому что многие из них мы возим сами. Безусловно, бренды испытывают определенное давление в Европе, но так как они небольшие и независимые, они вправе самостоятельно принимать решения о своей международной деятельности. Мы для них интересны, так как Россия — это в среднем пять и более процентов мирового парфюмерно-косметического рынка. Для многих брендов мы входим в топ-5 приоритетных стран по продажам и по прибыли, и для них уход из России — болезненный шаг.

С вашим приходом у «Рив Гош» случилась громкая коллаборация: парфюмерный бренд Tiziana Terenzi, который вы представляете на эксклюзиве, разработал коммерчески успешный именной аромат Kristina в честь вашего амбассадора Кристины Орбакайте. Есть ли в планах продолжить подобную практику?

В принципе, идея у нас уже есть, но я пока не готов раскрывать карты. Реализуется наш план или нет — посмотрим. Зато история с ароматом Kristina получила продолжение. Возможно, не все знают, но согласно концепции бренда Tiziana Terenzi, каждый аромат этого бренда — это как хорошее вино: для него используются натуральные ингредиенты высочайшего качества, которые год от года зависят от урожая, погодных условий и других природных факторов. Например, ирисы (это ключевой компонент аромата Kristina), собранные в 2021 году и в 2022 году, будут пахнуть по-разному. А значит, и сам парфюм в разные годы может звучать чуть иначе. Это привлекательная история для коллекционеров.

Однако мы не сводим партнерские проекты только к бьюти-брендам. Так, 29 июня в универмаге «Цветной» мы презентовали арт-коллаборацию «Рив Гош» с дизайнером Игорем Чапуриным и фотографом, коллажистом и стрит-арт художником Евгением Выгузовым. Совместно мы сделали капсульную коллекцию футболок: всего 1000 штук. Игорь отвечал за дизайн, а Евгений разработал принт: его визитная карточка — знак бесконечности. Это не мерч в чистом виде: на майках не будет логотипа «Рив Гош», и это не будет подарком за покупку. Стоимость каждой вещи — в районе 7000 рублей. Майки будут упакованы в тубус. Мы поставим эту коллекцию в 20–25 магазинах сети в Москве и Санкт-Петербурге, а также в интернет-магазине, чтобы наши клиенты в регионах тоже имели возможность заказать коллекционные футболки.

На что делаете основную ставку в плане развития: на сервис или на эксклюзивы в портфолио?

Важны оба пункта. Эксклюзивность в ассортименте очень помогает выгодно отстраиваться от конкурентов и удержать клиента, приглашая его за брендами, которые есть только у тебя. Обслуживанию будем уделять еще больше внимания. Возьмем курс на диджитализацию нашей сервисной составляющей. Также в планах усовершенствование системы лояльности. Основная идея — чем больше клиент тратит, тем больше выгоды получает.

Если попытаться подвести итоги за полтора года вашей работы в компании, что хотелось бы особенно подчеркнуть?

Сеть стала более динамичной: за это время открылись 12 новых магазинов. Мы сделали больший акцент на консультантах, повысили привлекательность «Рив Гош» как работодателя. Провели реновацию наших магазинов-флагманов: в универмагах «Цветной» в Москве и «Московский» в Санкт-Петербурге. Эко-концепция — еще один приоритет. В «Цветном» у нас уже появились бумажные пакеты. Бумага дороже пластика, но это созвучно тренду нашего времени, которому мы тоже стремимся следовать. Это основные направления, которые мы будем развивать.

А как родилась идея создать на базе магазина в «Цветном» шампань-бар?

Пространство «Рив Гош» в универмаге «Цветной» — это больше, чем просто магазин косметики: это про стиль жизни. Поэтому мы разработали комплексную лайфстайл-концепцию. Согласно идее, здесь человек может не только совершить нужные ему покупки и получить новые знания от консультантов, но и просто приятно провести время: выпить шампанского, вкусно поесть. Поэтому мы решили привлечь в наши ряды опытного ресторатора Дениса Иванова: он – оператор этого бара. Изначально эта история задумывалась как совместный проект с одним из крупнейших производителей шампанского. К сожалению, по понятным причинам, мы вынуждены пересматривать ассортимент, но концепцию шампань-бара планируем оставить. Думаем над тем, чтобы почаще устраивать паблик-токи, привлекать интересных спикеров, приглашать диджеев… Все для того, чтобы как можно больше людей узнали про этот буржуазный уголок и приходили сюда за приятным досугом. К слову, в четверг и пятницу, начиная с шести часов вечера, здесь действуют специальные предложения. Таким образом мы стремимся повысить узнаваемость места и привлечь в этот красивый проект более широкую клиентскую аудиторию.

Какой вопрос за последнее время вы слышите чаще всего?

Меня часто спрашивают: «Что будет с магазинами парфюмерии и косметики в будущем? Как они будут выглядеть, что будет на прилавках?» Скажу прямо: я не знаю. Сегодняшняя ситуация — как чистый лист бумаги, с которого стерты все наработки прошлых лет. Время покажет, чего мы достигнем и куда придем. Главное, чтобы здесь и сейчас мы знали направление, куда нам двигаться. Мы надеемся, что мы знаем. Поэтому только вперед! Дорогу осилит идущий.

Источник: rbc.ru

Вам покажется интересным...

Обвисание кожи при похудении: как избежать этой проблемы

Обвисание кожи при похудении: как избежать этой проблемы

Блеск и красота в каждой пряди: как предотвратить выпадение волос и вернуть им здоровье

Блеск и красота в каждой пряди: как предотвратить выпадение волос и вернуть им здоровье

Домашние антивозрастные уходы, экономящие деньги и время.

Домашние антивозрастные уходы, экономящие деньги и время.

Выразительный взгляд: советы для идеального макияжа глаз.

Выразительный взгляд: советы для идеального макияжа глаз.

No Comment

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Мы в социальных сетях.

Houzz

РЕКЛАМА

Рубрики